о.Михаилу. 1."Зри в корень"

Досточтимый отец Михаил. Возможно, мне следовало ответить Вам ранее, тотчас же, как дискуссия в моем блоге вышла на  стационарный режим. Возможно, я бы так и сделал, если б не ссылка на Ваш блог. Что сказать?.. Впечатление тягостное. Ваши книги оставляют иное.

Поэтому сразу о том, чего в нашей беседе не будет. Не будет рассуждений  об истинности догматов (в том числе догмата о Церкви), не будет подвергаться сомнению богоустановленность церковной иерархии, не будет проявляться неуважение к священноначалию, в частности, предстоятелю Русской Православной церкви. Ни с Вашей стороны, ни, естественно, с моей. Это непременное условие.

Причина проста: подобная полемика уже была, она велась в первые века становления Церкви. И завершилась тем, что Церковь же точно и четко сформулировала истины, которые предал Ей Спаситель и которые изложены в Евангелии. Устами святых Отцов. Доказывать, убеждать в этом отношении уместно человека несведущего, неправославного. И то, как советует свт. Игнатий Брянчанинов, если таковой вопрошает из потребности обрести истину, а не из праздного любопытства. И уж совсем негоже пастыря, богословски образованного (насколько могу судить) иерея, поставленного дабы наставлять в учении Христовом. А оно вот уже две тысячи лет хранится в Его Церкви. Если слепец ведет слепца… Хотя, говорю откровенно, я далек от мысли считать Вас слепым.

Если Вы согласны, можно начать. Итак.

В современной церковной эмпирике РПЦ (за редчайшим исключением, что, как известно, подтверждает правило) есть три группы живых существ: «люди», «домашние животные» и «насекомые»… В общем-то вопрос, конечно, риторический

Конечно, риторический. Ибо ответ на него известен каждому православному христианину: и мирянину и священнику и архиерею. Но прежде о терминологии. Сочетание «церковная эмпирика», действительно, употребляется православными богословами зарубежья и, в их понимании, вполне оправдано. Но мне оно как-то не по сердцу, не по душе: все-таки в Церкви нужно стремиться жить, а не переживать что-то на своем опыте. В Церкви должна осуществляться жизнь, а не эмпирика. Хотя, как известно, на вкус и цвет…

Так вот, в церковной жизни нет, не было и не может быть тех групп, о которых Вы упоминаете. По определению не может. Ибо Церковь – Тело Спасителя, а жить в ней, значит жить с Ним, в Нем, для Него и ради Него. Не думайте, отец Михаил, что я пытаюсь преподать Вам основы катехизиса: знаком с Вашими книгами, имею представление о вашей образованности и эрудиции. Все проще. Христос – это единственное, что у меня есть, моя главная ценность и смысл жизни. Его Церковь – тот путь, которым Он повелел мне идти к Нему. А остальное – необходимые условия, Им же определенные: и архиерейское послушание, и связанные с ним заботы, скорби и радости, трудный путь обретения и самообретения. Хорошая школа любви к себе, Богу и ближнему, кстати сказать. Посему, как думаю, так и пишу.

А как же тогда, — возможно спросите Вы, — те прискорбные обстоятельства, связанные с архиереями, что возникали в Вашей жизни (Вы опустили их в Вашем блоге)? И в жизни некоторых посетителей моего блога. Они ведь откровенно пишут о том. Вот, к примеру,  Дима Стройло, столь болезнующий о недоступности архиереев.

Ответ простой, много раз данный Спасителем. Но чтобы дойти до него сердцем, не умом, часто требуется целая жизнь. Имею  ввиду и  себя. А еще чаще и жизни не хватает.

«Зри в корень», — это слова г-на Пруткова. Справедливо, хоть и жил он в 19-м веке, и был, кажется, не очень православным. А корень в любой ситуации — и пустяковой, и безвыходно-тяжелой — один: что в этом корне (или Кто). Я, с моими мнениями, переживаниями, с моей правдой, или Господь.

Кажется, впадаю в морализаторство, надо взять тайм-аут. Беру.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

12 комментариев к записи “о.Михаилу. 1."Зри в корень"”

  1. д.стройло:

    Ваше Высокопреосвященство, лично я уже почти успокоился 🙂

  2. д.стройло:

    Владыка Игнатий, большое спасибо за личный ответ в предыдущей теме.

    Очень тронут, думаю, примерно такого участия и внимательного отношения часто не хватает. Очень Вам благодарен.

  3. shpol:

    Простите, я сейчас без инета, и эти строки с трудом смог передать. Как только исправлю, отвечу

  4. shpol:

    Владыко и дорогие друзья-собеседники, благословите!
    К сожалению, из-за проблем с компом (а там, где я живу – любая мелочь проблема), могу ответить совсем кратко. Так что простите за «телеграфично-шизофреничный» 🙂 стиль. Надеюсь, этот текст я еще отправить смогу, а вот когда будет возможность продолжить (в случае необходимости) дискуссию – понятия не имею…. Во всяком случае, прошу никого не обижаться на мое дальнейшее молчание.
    К сожалению, я убедился, что все же публикация вопроса, заданного в столь лично-доверительной форме, была ошибкой. Большинство читателей не поняли, вернее, пропустили мимо внимания, главный, исходный посыл вопроса — эмпирика современной РПЦ — и вполне точно, убедительно стали мне объяснять, что предполагать разделения в Церкви Христа – тягостное заблуждение. В целом разговор был вполне корректным (разве что иногда раздавались ИМХО излишне темпераментные вскрики эмоциональных дам, но без этого не бывает), и во многом поучительным. Только получился он не совсем «о том».
    Уже в ходе разговора я понял, что, как и всегда, прежде всего следовало договориться о понятиях. И главная проблема этой дискуссии – отсутствие общего представления о границах Церкви Христа. Для одних – это тайна, для других — конфессиональные, а то и юрисдикционные рамки. Уже много лет вопрос границы Церкви я воспринимаю как краеугольный в устроении церковно-общественной жизни. Но, прочитав максимум доступной мне литературы на эту тему, я только утвердился во мнении, что единой церковной позиции по данному вопросу нет. Возможно, еще не пришло время откровения об этом – Бог ведает.
    Во всяком случае, лично я не могу признать тождественностью пребывания в Церкви Христа самоидентификации человека как, допустим, православного, а тем более его принадлежность к неким конкретным организационным структурам. В этой мысли меня поддерживает многое: от «…не каждый говорящий Господи, Господи…» до молитвы присоединения к Церкви на исповеди. (Заметьте, я себя сам никак автоматически и заведомо не причисляю к Церкви Христовой – я только чаю этого и молю о том Отца).
    И, потому, с одной стороны, я верю в абсолютное равенство пред Богом всех членов Церкви (имеющих только разное служение), и ЛЮБОЕ разделение здесь (куда уж тут образу с насекомыми!) – богохульство. А, с другой стороны, у меня вызывает глубокое сомнение тождественность Христовой Церкви той практической эмпирике, которая царит в слишком многих структурах церковной организации. Конечно, Дары благодати неуничтожимы, и они действуют везде и всегда. Но, иногда «благодаря», а иногда — «вопреки». А мне кажется, что если в епархиальной жизни любовь не является главенствующей в устроении отношений (да, пусть любовь строгая, взыскующая, но ЛЮБОВЬ), то и Дух там дышит «вопреки». И именно в таких сообществах процветает та норма отношений, которая послужила поводом к ставшему источником дискуссии басенному образу («насекомые» и пр.).
    То, что там, где иссякает любовь, возникают нехристианские по сути своей отношения, неизбежно, и такое было всегда. Причиной же моей боли, побудившей к этому вопросу – не сам факт таких деформаций, а именно то, что они стали нормой («…В современной церковной эмпирике РПЦ (за редчайшим исключением, что, как известно, подтверждает правило)…). Неладно что-то в Датском королевстве, и это слишком часто становиться источником трагедий жизни и веры.
    Не преувеличиваю ли я? Может быть. Особенно, если в «Датском королевстве» не только заморская провинция Камчатка живет по другим законам, по закону любви. Но и того, что я видел и слышал своими глазами, более чем достаточно для глубокой печали… Да что там говорить о любви! – приходилось видеть идущие от «рыбьей головы» и, благодаря абсолюту властных полномочий, тотально отравляющие все под собой, такие миазмы нравственных и уголовных преступлений, столько лжи, подлости, разврата, что только Божьим чудом можно устоять в вере.
    И трагедия сегодняшней структуры РПЦ в том, что эти отдельные аномалии она всячески ограждает от посягательств народа Божьего, укрепляя абсолют власти и круговой порукой, обеспечивая безопасность своих адептов. (Так, например, ранее лишить сана иерея мог только синод по представлению архиерея. Впоследствии это право было предоставлено архиерею с утверждением в синоде. Сейчас лишение сана не нуждается в синодальном утверждении; объявление это крупными буквами висит на дверях нашей епархии. И эти изменения – за какие-то 10 лет!).
    Не буду далее углубляться в эту больную тему, хотя тут есть много что сказать и обсудить. Но не хочется погружаться в негатив: ведь действительно, главный наш позитив – Сам Христос – нерушим и недоступен злу. И все же это не означает, что не нужно печалиться о поругании света тьмою, и посильно противодействовать тьме – тем, там, тогда и где призовет Господь. Молчанием предается Бог.
    Еще несколько слов лично владыке Игнатию. Не смотря на мой скептицизм в отношении плодов дискуссии, я благодарен Вам за ответ. Сам факт ответа, а также Ваш тон общения, радостны в условиях сегодняшней сегрегации. Я благодарен Вам за это.
    И я понимаю, что озвученные Вами в Вашем послании мне условия общения вынуждены и необходимы. Хотя я считаю, что обсуждать можно все – что-то для прояснения, а что-то для вразумления – но я также хорошо понимаю, что это невозможно в публичной дискуссии. Более того, это невозможно и в личной переписке. Для таких разговоров – если в них вообще возникает необходимость! – необходимо видеть глаза собеседника. Как говориться, за рюмкой чая.
    Однако практически это невозможно (я имею в виду – для меня).
    И потому еще раз выражаю Вам свою благодарность за общения и прошу Вашего отцовского благословения.
    С уважением – иерей Михаил.

  5. всё как всегда… желаемое за действительное, идеал за реалии.
    Не уверен,, что поднятые вопросы стоит обсуждать в широком кругу. По вполне объективным причинам.

  6. Тамара Ступина:

    Мы все тоскуем по утраченному раю. Тоскуем по пониманию ближних и взыскуем понимания Свыше. Болеем вместе со всей Церковью – Телом Христовым. И невыносимо видеть, понимать и осознавать эти болезни, а особенно явное своё бессилие перед теми проблемами, что Вы обозначили.

    Надеюсь и молюсь о том, чтобы эта заочная дискуссия послужила к пользе её участников и помогла Вам. Божьей помощи

  7. =+=:

    Не знаю, я лично как мирянин сроду не чувствовал к себе какого-то «не такого» отношения в Церкви. Хорошие священники при всей своей загруженности в конечном счете доступны, а от архиерея мне лично ничего особенного и не нужно. Есть у него «клановые интересы», нет их — это уже его личные проблемы, он за них отвечает перед Богом. Мне нужно, чтобы в церквях была служба, чтобы была возможность исповедоваться и причащаться, ну и так далее. Конечно, очень много зависит от того, насколько архиерей активен, как он строит работу в епархии, добивается для Церкви подобающего места, преподавания ОПК, присутствия в СМИ , как преодолеваются маргинальные явления, насколько легко или трудно людям прийти в Церковь и т.п. Но я-то уже, с Божьей помощью, православный, и с чего это вдруг мне предполагать, что якобы архиерей считает меня насекомым?

  8. Леша:

    2 =+=
    Если Вы не заметили, то это и не был вопрос о. Михаила мирянам, а вопрос клирика — клирику.
    Поэтому если те грани отношений о которых говорит о.Михаил Вам лично недоступны, то это не значит, что все хорошо и вопрос нужно снять. Это говорит только о том, что Вам лично не нужно принимать участия в этой дискуссии.

  9. Мария:

    Ангела-Хранителя Вам, терпения и любви, о. Михаил!

  10. Maximus:

    Острая дискуссия получилась.

    Только разве поднятый о. Михаилом вопрос — это какая-то новость для Церкви?
    Что, может быть во времена свтт. Афанасия Великого, Григория Богослова, Марка Эфееского, прпп. Максима Исповедника, Максима Грека, свт. Арсения Мациевича «церковная эмпирика» была лучше? Или она была намного, неизмеримо более жестокой?
    Еще кто-то из Каппадокийцев писал, что «в Церкви, как в моем теле. Не видно никакой доброй надежды,а дела непрестанно клонятся к худшему».
    Да такое ли еще переживала Церковь за две тысячи лет?

    И что же? По неточной цитате из Честертона: «Каждый раз Церковь катилась ко всем чертям. И каждый раз погибали черти».

    И вот еще что. Разве сколь угодно плохая церковная эмпирика может всерьез повлиять на людей, идущих за Христом? Я имею ввиду не на церковную деятельность (катехизаторскую, миссионерскую и т.д.), а на внутреннюю духовную жизнь христианина? Прп. Максим Грек писал акафист Св. Духу на стенах темницы.

    Так что, конечно же, у нас правослвных все плохо. Или не все, но очень много. Но вообще-то это наше обычное состояние. 😉 И, более того, обычно все бывает еще гораздо хуже.
    Поэтому будем оптимистами. Когда над нами горит крыша и уходит пол из-под ног — это нормально.

    Не мы храним Церковь, а Господь.
    Поэтому самый простой ответ на мучающие сомнения — это довериться Ему. Как делал это неисчислимый сонм истинных пастырей от ап. Павла до свт. Тихона включительно.

    Слава Богу за все.

Оставить комментарий


Thanx: Ozon.kharkov