Общественная палата. Почему комиссия по культуре.

Член общественной палаты сам выбирает те комиссии, в которых он намерен работать. С тем условием, что лишь в одной из них он будет иметь решающий голос. В остальных — совещательный. С решающим голосом я вошел в комиссию по образованию. С совещательным — по регионам и культуре. Почему именно в эти? С начала скажу, почему считаю нужным обратить внимание на культуру. Вернее, предоставлю слово Ивану Александровичу Ильину, приведя выдержки из его статьи  «Культура и Церковь». 

 Проникнуться духом Христова учения и излить этот дух в свою жизнь и в мир вещественный, — вот эта задача, раскрывающая всем и каждому великую внутреннюю свободу и великий творческий простор во внешнем мире. И понятно, что духовные облики людей, стремившихся и достигавших, остаются драгоценным и незабываемым достоянием в истории христианской культуры; и материальные облики вещей, созданных людьми из этого духа, должны цениться и беречься в назидание потомству так же, как и рожденные из этого духа законы, установления и способы совместной жизни. Все земное, затронутое или проникнутое Духом Христовым, входит в христианскую культуру и в ее историю, все светит из прошлого в будущее, все учит и ведет людей. Но и этого мало, ибо по слову Апостола «всякий делающий правду рожден от Него» (3 Иоан. 2:9) и «всякий любящий рожден от Бога и знает Бога (3 Иоан. 4:7). Поэтому свет Христианства освещает нам не только жизнь христианских народов за две тысячи лет, но и жизнь нехристианских народов, как за время, истекшее после Рождества Христова, так и за время ему предшествующее. Именно поэтому все чистое, глубокое, благородное и художественное, что когда-нибудь появилось на земле или дошло до нас, испытывается нами, христианами, как близкое, родственное нам по духу, как подлинно великое и драгоценное, незримо навеянное силой веруемого нами Господа, еще не открывшегося человеческому сознанию, но таинственно вдохновлявшего человеческие сердца

Мы не думаем также, что современная секуляризованная и нехристианская культура подлежит целиком осуждению или отвержению, — ни наука, ни искусство, ни право, ни национальное движение, ни хозяйство, но они подлежат творческому пересмотру и обновлению в духе христианском. Это отнюдь не значит, что наука должна будет включить христианские догматы в состав своих «рабочих гипотез» и «теорий,» что искусство будет сводиться к уставной иконописи и храмовой архитектуре, что каноническое право станет образцом для всякого законодателя; что национализм исчезнет под давлением «вселенскости,» а хозяйство вернется к первобытности евангельских времен.

Именно так мы представляем себе творчество христианской культуры: сердца людей свободно возвращаются к созерцанию Христа и вносят дары Его Духа в жизнь и в культуру.

Процесс этот должен быть не внешне-принудительным, но именно внутренним, идущим от сердца, и свободным, совершающимся в порядке добровольного творчества. Иначе он не будет соответствовать духу Христа и Евангелия и потому — просто не состоится.

Христиане призваны творить христианскую культуру не через церковь, ибо нельзя вовлекать церковь в качестве орудия во все ученые споры и художественные блуждания; церковь имеет иное, высшее и лучшее призвание. Точно также мы должны творить христианскую культуру не в церкви: ибо это означало бы увести церковь от ее прямого назначения — блюсти веру, таинства, чиноначалие и Дух Христов

Церковь ведет веру. Вера объемлет душу. Душа творит культуру. Но церковь не объемлет всю жизнь человека и не «регулирует» всю культуру человечества: ни в науке, ни в искусстве, ни в политике, ни в хозяйстве. Все это творится людьми, укрепляющими и очищающими в церкви свой христианский дух, но не действующими по церковному указанию или принуждению.

 

Но означает ли это, что Церковь не должна стоять в живом и творческом отношении ко всей культуре народа, к бытию Родины и нации и к государственному строительству? Отнюдь нет. И русская Православная Церковь в истории всегда поддерживала и впредь будет поддерживать это отношение к культуре и государственности.

Все, чем живут или не живут люди — или уводит их от Царства Божия, или ведет их к нему; и церковь может и должна иметь свое суждение обо всем этом, открытое, авторитетное, одобряющее или осуждающее. Но это суждение должно иметь своим мерилом именно закон Божий и не должно навязывать верующим программу культурного творчества. Церковь вправе благословить и не благословить, она вправе анафематствовать.

Церковь призвана, церковь обязана указывать людям — то в личной беседе, то в проповеди, то во всенародном воззвании, — где именно их дела, их установления или страсти вредят делу Царства Божия.

Промолчит ли она, если в народе возникнут кровавые и жестокие игрища? или если распространятся формы публичного разврата? или если университеты станут школою воинствующего безбожия? или если растленное искусство станет орудием всеобщего соблазна, или если «черная месса» войдет в погибельную моду? Промолчит ли она, если будет одобрено многомужество и многоженство? или разрешит торговлю гашишем?

Земная культура творится народом: многим множеством свободно дышащих, и созерцающих индивидуальностей. И потому Церковь не пыталась и никогда не будет пытаться подавить, вытеснить или заменить это творческое дыхание людей, создающих христианскую культуру. Церковь должна оставаться творческой хранительницей, живым и авторитетным источником того христианского духа, из которого народ только и может создавать христианскую культуру на земле.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

4 комментария к записи “Общественная палата. Почему комиссия по культуре.”

  1. Ксения,Минск:

    Спасибо, Владыка за Ильина. Именно благодаря его книгам можно выжить вдали от Родины.

  2. Виктор:

    Вытащили старину Ильина из под спуда с его казенной народностью на «прусский манер» и антиинтеллектуалистской «сердечной верой». И ясны намерения этого шага — оправдать неофеодализм и ужасное внутреннее неравенство современного российского общества, да за одно поумиляться с «поющим сердцем». Он как мыслитель конечно интересен, но лишь с исторической точки зрения. А тут и все конформисты околоцерковные кинулись его читать. Будет митрополит Пелевина читать — так его скупать побегут)

    • Певец Караоке:

      С Ильиным знакомы почти все кто маломальски интересуется философией и сам сабж наврядли нуждается в рекламе.

      А насчет конформизма да… У митрополита неплохой вкус и если бы он похвалил Пелевина я был бы рад возможности задать ему пару вопросов.
      Изначально как журналист (хоть уже и заштатный, но не окончателььно бывший), потом как христианин интересующийся православной оценкой каких бы то ни было событий, а потом как друг и потомственный филолог, патологически вопрощающий у близких и родственников их оценки и мнения о прочитанном.
      Это плохо?

  3. Ксения,Минск:

    А разве вера бывает от интеллекта?

    И с Ильиным «знакома» гораздо раньше, чем с Владыкой.

Оставить комментарий


Thanx: Ozon.kharkov