Журналу «Православие и современность». Мой архиерей.

— Для Вас наставником, взрастившим Вас, был владыка Хризостом (Мартишкин), за которым Вы поехали в Вильнюс, в монастырь?

Владыка— Владыка – замечательный человек и замечательный иерарх, но он не был моим духовным отцом и всегда это подчеркивал: «Я не старец и не пастырь; я — администратор, поэтому, Вам (т.е. мне) скажу сразу – не смогу руководить Вашей духовной жизнью. И еще скажу: любой священник, и духовник в том числе, — это столб, на котором висит табличка: «Бог – там». Он должен указать направление, в лучшем случае помочь в этом направлении идти, но все остальное каждый должен делать сам. Прав владыка или нет в оценке своих пастырских способностей – не знаю. Но то, что он был и проницательным, и мудрым, и хорошим психологом – это точно. Таким остается и поныне. С глубоким уважением отношусь к нему.

— Как Вы впервые увидели его, как познакомились?

— Это произошло в самом начале перестройки, в 1988 году. Тогда вдруг исчезли многие занавесы – и внутренние, и внешние, — и у нас, представителей новой общности “советский народ”  появилась возможность свободно общаться с представителями “иных цивилизаций”. Т.е. с иностранцами… священнослужителями, в том числе.

Я только что окончил университет, был молодым специалистом. И тут друзья сообщают, что в фундаментальной библиотеке нашего университета планируется встреча с местным архиепископом. Кто такой архиепископ, что это за сан – было непонятно. О чем собирается говорить — неизвестно, но интерес появился серъезный: очень уж необычный человек. Теперь понимаю, что интерес этот не появился, а проявился. Был всегда, внутри, подсознательно, и вот наступил его час.

— Как Вы на тот момент относились к вере?

— Свысока, конечно. Как можно относиться к тому, о чем либо не говорят вообще, либо только негативно: в курсе научного атеизма, диалектического и исторического материализма и прочих “измов”? Пренебрежительно-снисходительно. Был уверен в своем превосходстве над «безграмотными верующими», этим все и ограничивалось.

А тогда, на той встрече вдруг увидел человека, разносторонне развитого, великолепно владеющего речью, умеющего на любой вопрос дать точный ответ, эрудированного, мудрого. Очень захотелось познакомиться с ним лично.

Потом началось наше общение. Владыка давал мне читать святых отцов, православных психологов – это стало для меня откровением. Постепенно начал раскрываться безграничный и захватывающий мир православного предания. Это было гораздо выше того, с чем я встречался в миру.

— Вы имеете в виду искусство, философию?

— И искусство, и философию, и психологию, и уклад жизни, и цели жизни, и ценности жизненные. В свое время многим интересовался, многое изучал. Искал. Пока не пришел к вере – единому на потребу.

— А как впервые в Вашей жизни появился Ваш покровитель, святитель Игнатий (Брянчанинов), его труды?

— Благодаря, опять же, владыке Хризостому. После нашей первой встречи он подарил мне Библию юбилейного издания – такие выпускались к 1000-летию Крещения Руси. Тогда это было большой редкостью, как и вообще любое издание Библии. Во всяком случае, в Сибири.

Я начал с Евангелия, но на тот момент оно показалось мне… несколько суховатым, неинтересным (пошел, сказал, сделал – ни тебе психологических зарисовок, ни ярких литературных приемов). Для того, чтобы читать Евангелие, нужно быть хоть сколько-нибудь готовым к этому. А тогда я готов не был.

Но прочел. Пришел благодарить владыку, спрашивал, что казалось непонятным. А он выслушал и говорит: «Послушайте, у Вас такие вопросы… давайте я Вам парочку книг хороших дам почитать». И дал. Одна из – православного психолога, И.Л.Янышева — хорошая книга, интересная, умная, логичная, систематически излагающая предмет. Вторая — творения святителя Игнатия (Брянчанинова), четвертый том, «Аскетическая проповедь». И когда я эту книгу открыл, то с первых же строк понял: вот, мое! То, чего постоянно искал. С первых же строк сердце ощутило какую-то духовную близость святителю.

Потом, уже будучи в монастыре, узнал, что в библиотеке МДА есть собрание писем этого учителя современного монашества. Восемь или девять томов – приложение к диссертации игумена Марка (Лозинского) «Духовная жизнь мирянина и монаха по книгам святителя Игнатия (Брянчанинова)». Очень захотелось получить их и для себя, и для нашей монастырской библиотеки. Взял у владыки Хризостома благословение, письмо с просьбой выдать экземпляр для копирования и поехал.

Выдали не сразу – на тот момент с подобной просьбой в библиотеку МДА обращались впервые – но выдали. Сложил я эти тома в рюкзак и направился к выходу из Лавры. И тут навстречу – отец Иларион (Алфеев), будущий митрополит, руководитель нашего ОВЦС, уже тогда известный богослов и композитор. Мы были знакомы друг с другом, в одном монастыре постригались. Как всегда ровно, спокойно спрашивает: «Что это у Вас?». Отвечаю: «Диссертация». Он, взглядом оценив объем рюкзака, слекга удивился: «Ваша?». «Да нет», — и объяснил ему ситуацию.

Привез в монастырь, снял ксерокопии, переплел.

И передать невозможно, какую большую помощь оказал святитель Игнатий в моей иноческой жизни своими письмами. Сколь многому научил, как много объяснил. Такая своеобразная школа индивидуального пастырского душепопечения

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

1 комментарий к записи “Журналу «Православие и современность». Мой архиерей.”

  1. ЛЮДМИЛА:

    В этом году Владыке Хризостому исполнится 80 лет.

    Молюсь о его здравии, и желаю ему крепости сил физических
    и духовных.
    В моей жизни он оставил о себе самую добрую память.

Оставить комментарий


Thanx: Ozon.kharkov