Журналу «Православие и современность». …и в кабинете министра.

— Владыка, сегодня Церковь активно участвует в жизни общества, условия совершенно иные, чем 25 лет назад. Какие в этом положении, на Ваш взгляд, кроются опасности?

349055— Одна из опасностей, ду-маю, в стремле-нии возлагать слишком боль-шие надежды на свои силы, на сотрудничество с властями. “Не надейтеся на князи, на сыны человеческия”.  У митрополита Су-рожского Анто-ния есть еще одни замеча-тельные слова: «Церковь должна быть такой же бессильной, как Бог». На мой взгляд, он абсолютно прав. Понятно, что Церковь в современном мире должна учитывать его реалии, строить с ним свои отношения. Понятно, что нам необходимо возводить храмы, печатать литературу, нести свет Христов людям — а без содействия властей, без сотрудничества с ними это непросто. Понятно, что власть в руках власть придержащих, и это не всегда сочетается с ответственностью, порядочностью и долгом.

Но пастырь должен быть везде пастырем Христовым – и в приходе, и в семье, и в кабинете министра. И при всех обстоятельствах им оставаться: налагает ли он епитимию или просит помощи в строительстве храма. А это значит, повторю, учиться видеть душу человека, независимо от его положения, и обращаться непосредственно к образу Божьему в ней.

— Случалось ли так, что, наоборот, Вас воспринимали как администратора, только церковного?

— Увы, да. Поначалу, бывает, действуют некие штампы восприятия. А далее многое зависит от самого пастыря.

— Когда Вы отправились в плавание на атомном подводном крейсере «Томск» в Северный Ледовитый океан, отношение к Вам было сперва тоже не совсем адекватным?

— Было недоумение: «Кто это такой? Зачем он с нами идет? Кому это нужно?» А затем началась повседневная деятельность, служение и у них, и у меня.

Во время перехода крестилось восемь человек. На борту крейсера, в подводном положении мы совершили Божественную литургию. Присутствовали, кто смог, кто был свободен, причем пришли в полной военной форме. К концу перехода остались только мясные консервы, так те, кто готовился к причастию вообще трое суток практически ничего не ели — постились. Я им: «Не надо, не надо, кушайте!». Все равно постились. Большая часть экипажа лодки исповедовалась. К завершению перехода мы стали друзьями, я к ним часто ездил, они ко мне; венчались у меня, детей крестили; просто так приезжали и посоветоваться.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Thanx: Ozon.kharkov