Общественная палата нашего края.

imagesУ нас в крае создано отделение ВРНС — Всемирного Русского Народного Собора. Я являюсь его сопредседателем. Опыта региональной деятельности у Собора нет, потому каждое отделение нарабатывает свой. Само. Думаю, что затем последует некий анализ-обобщение и появятся общие рекомендации. А пока полагаемся на свои силы и разумение, ищем волю Божию и действуем. И интересуемся тем, что происходит в других регионах.

В июне открылся тюменский филиал  ВРНС. Святейший Патриарх выступил там со словом: «Стратегия диалога. Единство России и межнациональный мир». Прекрасное слово, как всегда, сильно и в цель. Я обнаружил в нем много созвучного идеям И.А.Ильина, которого весьма чту. Подумал, что хорошо было бы ознакомить с ним и членов нашей, хабаровской общественной палаты. Недавно прошли выборы, ее состав сильно изменился — пришло много молодых и деятельных людей. Послушать такие важные идеи о духовных основах национальной стабильности для них важно. Попросил предоставить возможность выступить с краткой информацией о докладе Святейшего патриарха. Предоставили.

Времени имел немного, потому озвучил  наиболее с моей точки зрения значимое. Конспективно. Вот конспект:

 Экономика играет очень важную роль в формировании могущества страны, ее материального благополучия, в укреплении обороноспособности. Но мы знаем, что очень часто страны и государства терпят фиаско не потому, что мало добывается нефти, не потому, что не хватает денег, и не потому, что неблагоприятно складываются экономические перспективы, а потому что нечто надломилось в душе людей, нечто произошло на уровне их сознания, — когда они с легкостью поднимают друг на друга руку, когда они разрушают свою историческую общность, когда они покорно следуют рекомендациям извне.

Сохранить наше Отечество — Россию — можно, только обеспечив межнациональный мир и взаимопонимание всех народов, ее населяющих. Если брат поднимет руку на брата, то страну ожидает катастрофа.

На тех, кому дороги наша страна и наша цивилизация, возложена двуединая задача: не только беречь межнациональный мир во имя единства России, но и беречь единство России во имя межнационального мира.

Главное для нас — это вклад сибирской эпопеи в формирование русского национального характера. Здесь русские в полной мере проявили себя как смелый и решительный народ-первопроходец; народ, не боящийся вызовов пространства и климата; народ, ставящий духовные ценности выше материальных обстоятельств. 

Российская стратегия освоения Сибири коренным образом отличалась от западноевропейских моделей колонизации. Здесь не знали геноцида и резерваций. Вместе с выходцами из центральной и северной России Сибирь приняла большое число переселенцев с Украины и из Белоруссии, из среды народов Поволжья, а позднее, когда границы нашего Отечества расширились на юг — также с Кавказа и из Средней Азии.

Всемирный Русский Народный Собор опирается на русскую национальную традицию, обладающую огромным созидательным потенциалом. Русских иногда называют народом мягкотелым, недостаточно пассионарным, не умеющим давать сдачи. А ведь именно эти качества, сформированные в первую очередь под влиянием Православной Церкви, и привели к тому, что вместе с этим народом, без всяких рисков потерять свою национальную самобытность, свое достоинство, трудятся многие и многие другие народы. Что было бы, если бы русские не имели этой мягкой открытой души, сформированной Православием? Они оттолкнули бы своей силой очень многих и никогда не стали бы ядром огромной многонациональной страны. 

Что мы можем сделать, чтобы обеспечить единство нашей страны и межнациональный мир? Избегая прежде всего  разделения в самих себе, мы можем обозначить три важные задачи: 1) обеспечение единства и взаимопонимания внутри русского народа — без этого взаимопонимания и консолидации русского народа не может быть консолидации межнационального общества; 2) обеспечение единства и взаимопонимания между русским народом и Российским государством, потому что крушение Российского государства в начале XX века и произошло по той причине, что под влиянием многих факторов и внешних воздействий значительная часть русского народа вступила в конфликт со своим собственным государством; 3) обеспечение единства и взаимопонимания между русским народом и другими братскими народами нашей страны.

Сегодня в России наблюдается невиданная за минувшие три десятилетия консолидация общества. Однако нас не может не тревожить та разрушительная для национального самосознания работа, которая проводится в обширных регионах Российской Федерации, население которых всегда считалось русским. Современному человеку сам разговор об отделении Сибири от России может показаться абсурдом, абсолютно беспочвенной идеей, — но ведь всего полтора века назад таким же абсурдом казалось отделение Украины!

Необходимо также открыть русские культурные центры, которые станут очагами созидательного национального сознания, проводниками традиции российского единства, средоточием государственно мыслящих общественных сил. Такие центры также могут стать и площадками межнационального диалога в регионах Российской Федерации, центрами дружеского взаимодействия национальных организаций всех народов страны.

Сегодня идея диалога культур и религиозных традиций занимает очень важное, центральное место в работе Собора. Основной темой этого диалога должны стать поиски цивилизационной формулы российской идентичности, разделяемой большинством граждан России, независимо от их национальности и вероисповедания. Теория плавильного котла, основанная на опыте Соединенных Штатов, которые как бы перемалывали национальные особенности, оказалась абсолютно нежизнеспособной ни в Европе, ни в других местах земного шара. И в этом смысле Россия, которая подчеркивает важность национального, этнического, культурного факторов, которая никогда не посягала и не должна посягать в будущем на ограничение этих факторов при условии осознания всеми народами и этносами своей принадлежности к единой цивилизации, единой российской общности, являет для всего мира пример построения добрых отношений между людьми разных национальностей и религий. Цивилизации, которая не противопоставляла, а объединяла народы. Цивилизации, которая имеет огромные заслуги и достижения в прошлом и которая, безусловно, найдет собственный путь в будущее.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

9 комментариев к записи “Общественная палата нашего края.”

  1. священник Игорь:

    Никогда не думал, что вопросы политики и государственного строительства так объёмно «накроют» меня — как происходит это сейчас…
    И, очевидно, множество людей испытывают что-то подобное…
    Это сродни вдохновению и необратимому качественному изменению, что наступило в момент совершения таинства хиротонии надо мной…
    Читая Библию, угадываю эти же чувства во многих событиях и личностях, пророках…
    Что если Бог народов, сейчас избирает Себе нового пророка, не конкретного человека, а целую страну?
    А вдруг Россия — Страна-пророк, Народ-пророк!
    Хочу быть частью этого Чуда!

    • Maximus:

      А вот кстати, Владыка. Вот далеко не единичный пример о. Игоря — не предупреждение ли от чрезмерной идеологической вовлеченности Церкви? Вон как человек очарован всей этой будто бы «пророческой миссией» России, даже проводит неясно на чем основанные параллели между историей ветхозаветного Израиля и современной России.
      Но потом-то ведь неизбежно наступает идеологическое «похмелье», а значит и разочарование…

      • Митрополит Игнатий:

        То, что он способен увлекаться, неплохо. Значит, способен жить, творить, действовать. Значит, хочет это делать.

        Воможно, не совсем правильно использует свои таланты. Не туда, не в политику их вкладывать надо, а в паству. Но это, думаю, легче исправить, чем безразличие и пассивность.

        По мне лучше сдерживать, чем понукать.

    • Митрополит Игнатий:

      Такого «объемного накрытия», о. Игорь, нужно всемерно опасаться. Мы, пастыри должны помнить, какие обеты давали Богу перед хиротонией, что является нашим призванием. «Паси овцы Моя… паси овцы Моя… паси овцы Моя…» — вот оно, ему и будем следовать. А политике пусть посвящают себя те, кто имеет соответствующие таланты, обраование и опыт.

      Пастырь тоже должен интересоваться политикой, но лишь в той мере, чтобы самому ориентироваться в нашем сложном и быстроменяющемся мире и паству правильно ориентировать.

      Умудри Вас Господь.

  2. Maximus:

    Насчет «ставящий духовные ценности выше материальных обстоятельств» — тезис сильно спорный, и нуждается по крайней мере, в серьезном историческом исследовании. Гораздо более вероятно, что казаки в Сибирь шли никак не православие проповедовать, а за пушниной и прочим ясаком. Вопрос о насильственных методах в ходе покорения Сибири также нуждается в прояснении. По крайней мере, такой способ, как спаивание аборигенов,достаточно широко практиковался русскими купцами, насколько мне известно.
    В общем, было бы желательно в ходе деятельности ВРНС отделять идеологию от истории, хоть и сам он, по всей вероятности, мыслится как идеологический орган.

    • Захожанин Николай:

      «По крайней мере, такой способ, как спаивание аборигенов,достаточно широко практиковался русскими купцами, насколько мне известно.»
      1. Купцами с целью прибыли или проповедниками и священством?

      «В общем, было бы желательно в ходе деятельности ВРНС отделять идеологию от истории, хоть и сам он, по всей вероятности, мыслится как идеологический орган.»

      Разве возможно историю отделить от идеологии? История — это не только материалы из прошлого (археология, летописи), но и их трактовка. А трактовка разве не зависит от идеологии того, кто трактует факты?

      Главное, на мой взгляд, чтобы факты не искажались, не уничтожались, а рассматривались объективно, пусть и в ключе какой-то идеологии. В чем я ошибаюсь?

      • Maximus:

        1. А тезис и сформулирован как «Российская стратегия освоения Сибири коренным образом отличалась от западноевропейских моделей колонизации», а не как «стратегия русской церкви коренным образом отличалась…», так что купцы под него прекрасно попадают, а не только духовенство.

        2. По крайней мере историю как науку вполне можно отделить от идеологии. Наука — это именно факты и материалы. А их трактовка — это уже идеология. Дело науки установить, было ли например у Ивана Грозного пять жен, по его ли приказу был убит митр. Филипп и сколько людей погибло при новгородском погроме. А уже потом в зависимости от идеологии этим фактам дается та или иная оценка. Приверженцы одной идеологии будут считать его святым, и эти деяния выставлять как христианские подвиги багочествиейшаго государя, или же вовсе отрицать. Приверженцы другой идеологии будут считать его кровавым тираном и убийцей.
        Это ктстати явление само по себе обычное, для людей естественное: попытка подстроить реальную историю под свои идеологические взгляды. И поэтому нужно за такими вещами особенно следить.
        Но сам по себе факт присутствия в Церкви той или иной идеололгии не плох, да и тоже неизбежен.
        Опасность появляется в том случае, если какая-то идеология объявляется господствующей или единственно верной. Так было в Церкви в течение всего синодального периода, и так было в СССР. Оба раза закончились плохо, потому как раз, что не все раздляли господствующую идеологию, да и не обязаны были ее разделять. Скажем, в православной церкви должно быть мето не только сторонникам консервативного ВРНС, но и каким-нибудь христианским демократам и христианским социалистам.
        И пока та или иная идеология транслируется с общественных площадок типа ВРНС, это нормально. Но если она начинает транслироваться с амвонов, то вот это уже плохо.

  3. Maximus:

    Еще в тему, и уже непосредственно по поводу той идеологии, носителем и транслятором которой в целом является ВРНС.

    Цитата: «Православие отказалось признать факт крушения и распада православного мира. Решило жить в его иллюзии, больше того — в эту иллюзию превратило Церковь (вчера — это безостановочное «Патриарх великого града Антиохии и всего Востока»), ее сделало (автоцитата) — существованием несуществующего мира» (прот. А. Шмеман. Дневники, 24 мая 1977).

    Это я к чему. Ну хорошо, вот построим мы какую-нибудь очередную Византию или «Четвертый Рим» («пятый», «десятый», «двадцать девятый»…). Ну рухнет он потом, как и предыдущие три. А это неизбежно, потому что несокрушимость Господь обещал только Своей Церкви, а никаким империям Он ничего не обещал.
    Зачем? Может быть лучше не заниматься строительством очередного «Рима», а научиться принимать ту реальность, которая есть, и жить в ней?

    Недавно подумал: а кого бы сейчас я поддержал в той изначальной для сегодняшней России точке, в августе 91го, теперь, спустя более чем 20 лет, и пройдя весь этот путь вместе со страной? И сам себе ответил: все равно я поддержал бы Ельцина, даже давно не разделяя идеологию его и его сторонников. Потому что Ельцин — это был шаг в пропасть, крушение, развал страны, трагедии, распад, грабеж и локальные войны. Но все-таки это был шаг вперед, возможность начать что-то новое, пройти через все и идти дальше. А коммунистические динозавры (сохранявшие страну!) — это был шаг в тупик. И все закончилось бы таким же распадом, только еще более кровавым. Они не могли меняться сами, и потому с ними у страны не было бы вообще никакого будущего. И для меня лично из этого следует, что современная Россия — это моя страна в том смысле, что я принимаю ее состояние, ее проблемы, ее жизнь. Например мой родной Петропавловск в рейтинге из 112 российских городов по уровню комфортности проживания занял почетное 93 место (и еще хорошо и удивительно, что из 112 городов он не стал 113м). Это значит, что здесь нужно очень много чего сделать и построить: жилье, больницы, дороги и прочую инфраструктуру, научные институты, учебные заведения и учреждения культуры, храмы наконец. Вот это надо сделать и построить. А строить очередной «святорусский Рим»?…Я почему-то не хочу.

    ***

    И еще раз вернусь к вопросу не о конкретной идеологии, а об идеологии вообще. Опять Шмеман: «И каким понятным, каким нужным становится молчание Христа о всем том, что так страстно интересует нас: о государстве, о религии, об истории, даже о морали. Он всегда говорит мне и обо мне, только это Его «интересует». Но во мне для Него — весь мир, вся жизнь, вся история. И потому Он спасает меня — не Россию, не государственный строй и ничто иное» (Дневники, 11 мая 1977).
    Это к вопросу о том, а действительно ли так уж неизбежна и необходима какая бы то ни было идеология в принципе? Может быть можно и вовсе без нее обойтись?

Оставить комментарий


Thanx: Ozon.kharkov