Монсеньор Этторе.

Ровно за пять минут до начала встречи наш посольский автомобиль остановился у врат Nunciatura Apostolica — Апостольской Нунциатуры. Ровно в это же время открылась входная дверь и мы вошли внутрь, в небольшой тщательно ухоженный регулярный сад, ограниченный с трех сторон зданием резиденции. На языке дипломатов принять гостя в личных апартаментах посла, а не не в офисе — знак особого к нему внимания.

20160726_172507

Мы — это атташе по культуре посольства РФ в Колумбии Олег Владимирович Жегль, наш священнослужитель в Боготе о.Александр Росас, Анастасия, прихожанка здешней православной общины — переводчик и я. Нужно сказать, что сотрудники российского посольства стали неизменными и незаменимыми помощниками на всех этапах моей колумбийской программы от подготовки, до исполнения большинства ее частей.

Весьма любезный, без всякой навязчивости служитель проводил нас сначала в просторный зал-приемную, затем в не менее просторный кабинет, которому и было суждено стать местом нашей беседы. До встречи оставалось несколько минут, но этого было вполне достаточно, чтобы осмотреться. Вдоль стен — стеллажи со множеством книг, картины, образы. Мебель и ее расположение достаточно красноречиво говорили о том, что главной задачей, поставленной перед дизайнером, было создать наиболее благоприятные условия для работы. И, главное, на всем печать, во всем дух преемственности многих поколений трудившихся здесь людей. Не разрушали в Ватикане до основания старый мир, чтобы построить новый.

20160726_155650

В приемной раздались шаги и в кабинет вошел монсеньор Этторе Балестреро — итальянский прелат и дипломат, титулярный архиепископ Викторианы, Апостольский нунций в Колумбии. Доктор богословия, человек, свободно владеющий немецким, французским, английским, голландским. Ну и итальянским, конечно. Как-то сразу возникла атмосфера непринужденного и800px-Ettore_Balestrero-2008-03нтереса и сдержанной приязни. Мне говорили, что монсеньор Этторе человек «демократичный», легкий в общении; так оказалось и в действительности.

После обязательных протокольных слов приветствий и выражений благодарности с обеих сторон, он предложил нам расположиться с наибольшим удобством. Затем расположился сам. Кофе-чай-сок предоставил выбору каждого.

Любая беседа предполагает, что ее участники знакомы друг с другом. Знакомству и была посвящена первая часть встречи. Монсенньор интересовался периодом моего служения на Камчатке и в Хабаровске, его условиях, трудностях, особенностях. Спрашивал, как складываются первые месяцы моего пребывания в Южной Америке, интересовался впечатлениями и планами.

Довольно скоро нашлась тема, которая интересовала нас обоих — пастырская.  Может показаться странным, но тема эта интересовала человека, который много лет занимается дипломатией — сферой, весьма далекой от пастырства. В центре наших размышлений оказался вопрос, вполне актуальный и для России, и для Южной Америки: как должен пастырь нести свое служение в среде многонациональной, и многоконфессиональной, но с исторически сложившимся доминированием одной конфессии.

Монсеньор Этторе говорил, что в его церкви нет понятия «каноническая территория», а, значит, и связанной с ним проблемы прозелитизма. Каждый свободен, каждый сам вправе выбирать во что и как ему верить. Да, — отвечал я, — никто не в праве отнимать у человека свободы, дарованной ему Господом, но ведь Господом же поставлены на свое служения пастыри. Их дело учить, их дело — оберегать от ложных учений, чтобы человек не злоупотребил  этой свободой. Беседовали о сути пастырского служения, которую монсеньор Этторе отождествил с любовью. Этим невозможно было не согласиться.20160726_172229

Так, незаметно, в беседе прошло более полутора часов. Гостеприимного хозяина ждали другие дела, меня тоже. Мы сделали совместную фотографию и на прощание монсеньор пожелал мне успешного служения на новой кафедре и плодотворной работы в конференции епископов Колумбии, которая состоится завтра. Вернее, уже сегодня.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Thanx: Ozon.kharkov