Рождество. Из Бродского.

Мне нравится Бродский. И вот такой подарок получил от Романа Жданова (ранее этих стихов не видел):

Рождество 1963 года

Спаситель родился
в лютую стужу.
В пустыне пылали пастушьи костры.
Буран бушевал и выматывал душу
из бедных царей, доставлявших дары.
Верблюды вздымали лохматые ноги.
Выл ветер.
Звезда, пламенея в ночи,
смотрела, как трех караванов дороги
сходились в пещеру Христа, как лучи.

1963 – 1964

Рождество 1963

Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Звезда светила ярко с небосвода.
Холодный ветер снег в сугроб сгребал.
Шуршал песок. Костер трещал у входа.
Дым шел свечой. Огонь вился крючком.
И тени становились то короче,
то вдруг длинней. Никто не знал кругом,
что жизни счет начнется с этой ночи.
Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Крутые своды ясли окружали.
Кружился снег. Клубился белый пар.
Лежал младенец, и дары лежали.

январь 1964
Таруса

Рождественская звезда
В холодную пору в местности,
привычной скорее к жаре,
чем к холоду, к плоской поверхности
более, чем к горе,
младенец родился в пещере,чтоб мир спасти;
мело, как только в пустыне
может зимой мести.
Ему всё кругом казалось огромным:
грудь матери, жёлтый пар
из воловьих ноздрей,волхвы — Балтазар, Гаспар,
Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.
Он был всего лишь точкой. И точкой была
звезда.
Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,
на лежащего в яслях ребёнка издалека,
из глубины Вселенной, с другого её конца,
звезда смотрела в пещеру.
И это был взгляд Отца.
24 декабря 1987

Бегство в Египет(1)
…погонщик возник неизвестно откуда.
В пустыне, подобранной небом для чуда
по принципу сходства, случившись ночлегом,
они жгли костёр. В заметаемой снегом
пещере, своей не предчувствуя роли,
младенец дремал в золотом ореоле
воло́с, обретавших стремительный навык
свеченья — не только в державе чернявых,
сейчас, — но и вправду подобно звезде,
покуда земля существует: везде.
25 декабря 1988

Бегство в Египет (2)
В пещере (какой ни на есть, а кров!
Надежней суммы прямых углов!)
в пещере им было тепло втроем;
пахло соломою и тряпьем.
Соломенною была постель.
Снаружи молола песок метель.
И, припоминая его помол,
спросонья ворочались мул и вол.
Мария молилась; костер гудел.
Иосиф, насупясь, в огонь глядел.
Младенец, будучи слишком мал
чтоб делать что-то еще, дремал.
Еще один день позади — с его
тревогами, страхами; с «о-го-го»
Ирода, выславшего войска;
и ближе еще на один — века.
Спокойно им было в ту ночь втроем.
Дым устремлялся в дверной проем,
чтоб не тревожить их. Только мул
во сне (или вол) тяжело вздохнул.
Звезда глядела через порог.
Единственным среди них, кто мог
знать, что взгляд ее означал,
был младенец; но он молчал.
1995

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

2 комментария к записи “Рождество. Из Бродского.”

  1. Roman:

    Очень интересное восприятие Божественной тематики гением русской словесности прошлого века…

    • ЛЮДМИЛА:

      Владыка!

      Поздравляю Вас, со Светлым Праздником Рождества!
      Пусть Рождественская звезда освещает Ваш путь!
      Пусть Бог хранит и люди помогают!

      И ещё одно стихотворение Иосифа Бродского:

      Не важно, что было вокруг, и не важно,
      о чем там пурга завывала протяжно,
      что тесно им было в пастушьей квартире,
      что места другого им не было в мире.

      Во-первых, они были вместе. Второе,
      и главное, было, что их было трое,
      и всё, что творилось, варилось, дарилось
      отныне, как минимум, на три делилось.

      Морозное небо над ихним привалом
      с привычкой большого склоняться над малым
      сверкало звездою — и некуда деться
      ей было отныне от взгляда младенца.

      Костер полыхал, но полено кончалось;
      все спали. Звезда от других отличалась
      сильней, чем свеченьем, казавшимся лишним,
      способностью дальнего смешивать с ближним.

Оставить комментарий


Thanx: Ozon.kharkov